alefblogs.net
Tilda Publishing
о людях
alefblogs
Романовы. Пасха. Письма. Дневники.
люди / история / религия
Дневники и письма Николая II и Александры Фёдоровны дают нам некоторые представления о пасхальных событиях тех времён и о отношении к этому Празднику царской семьи.
1894. Николай Александрович:
«Накануне Пасхи в Великую Субботу отправились вчетвером тетя Элла (великая княгиня Елизавета Федоровна), Аликс (Алиса Гессенская), Сандро (великий князь Александр Михайлович) и я покупать всякие пустяки для прятания в яйца. Хотя дождь не переставал лить, очень веселились и смеялись… В 5 часов приехал фельдъегерь с дорогими письмами из дому, с орденом и с чудесными подарками для Аликс от Папа и Мама и пасхальными яичками. Много радости они доставили нам обоим».


В первые годы царствования Николай писал:
«Легли спать около 4 часов утра, когда заря уже занималась… В 11.30 часов началось христосование со всеми людьми в Малахитовой; почти 500 человек получили яйца».


1913. Николай Александрович:
«Крестный ход при чудном восходе солнца, мне очень напоминает Москву, Успенский собор и ту же службу. Дети красили яйца с офицерами яхты… Одарили друг друга после обеда… Алексей был в церкви в первый раз и по окончанию заутрени с Анастасией (младшая дочь) вернулся домой. Служба была торжественная и замечательно красивая в нашем прелестном храме».


Во время войны, в ставке в Могилёве Император записал:
«Получил пасхальные яички от дорогой Аликс и детей…. Около полковой церкви в березовой роще я христосовался с казаками и нижними чинами всех частей, стоящих в Могилеве — всего 860 человек».


8 апреля 1915. Александра Федоровна писала мужу:
«Мой любимый муж,
Мои молитвы и признательные мысли, полны глубочайшей любви, витают вокруг тебя в эту дорогую годовщину. Как годы проходят! Уже 21 год. Ты знаешь, я сохранила серое платье princess, которое я носила в это утро. И я буду носить твою дорогую брошку.
Боже мой, как много мы прожили в эти годы - везде тяжкие испытания, но дома, в нашем гнезде, яркое солнце.
Посылаю тебе на память образ св. Симеона В. Оставляй его всегда в своём отделении как ангела хранителя - тебе понравится запах дерева. ...
Я слышу как звонят церковные колокола, и мне хочется отправиться к Знамению и там за тебя помолиться. Ну, что же, моя свеча там горит за тебя, моё сокровище. ...
Птички пели во всю - вся природа воскресает и хвалит Господа. Это вдвойне дает чувствовать страдания войны и кровопролития. Но подобно тому, как вслед за зимой шествует лето, так после страданий и битвы пусть мир и утешение найдут своё место в этом мире и пусть вся ненависть прекратиться, и наша возлюбленная страна разовьёт свою красу во всех смыслах слова.
Это новое рождение - новое начало, очищение души и разума. Только надо их вести по прямому пути и по правильной дороге. Так много работы, пусть все храбро работают рука в руку, помогая, а не препятствуя работе во имя единого великого дела, а не ради личного успеха и славы. ...
Нежно благословляю и тысячу раз целую тебя.
Навсегда, милый Ники, твоя старая женка.»



6 апреля 1916. Царское Село. Александра Федоровна в письме Николаю II:
«Милый мой голубчик,
Посылаю тебе книгу и коллекцию яиц, которые, я думаю, понравятся детям и Ане. Я несколько раз перечитывала твое милое письмо и целовала его. Да, должно быть красивое зрелище разлившихся перед твоими окнами вод и широкой реки. ...
Моей руке лучше, но она всё ещё слегка болит - однако это пустяки и никто этого не замечает.
От того, что я становилась на колени, ушиб стал всех цветов радуги.
Беби (Цесаревич Алексей) был страшно оживлён и весел весь день и до того, как пошел спать, - ночью он проснулся от боли в левой руке и с двух часов не засыпал почти ни на минуту, девочки с ним долго сидели. Я вне себя от отчаяния, и он уже беспокоится насчет Пасхи, как он будет стоять завтра со свечей в церкви, и насчет причастия, бедный человечек. По-видимому, он работал ломом и, вероятно, слишком напрягся, - он такой сильный, что ему трудно всегда помнить и думать о том, что он не должен делать резких движений. ...
... Пасмурное утро. Большие (Великие княжны Ольга и Татьяна) в лазарет, маленькие (Великие княжны Мария и Анастасия) отправились в Большой Дворцовый госпиталь, так, чтобы освободиться на день и посидеть с Беби, и мы там можем красить яйца. ...
Теперь, мой дорогой, бесценный, прощай, Господь с тобой. Целую тебя без конца и буду ощущать твою близость. Ах, как я люблю тебя и тоскую по тебе, мой любимый. ...
Навсегда твоя старая "Солнышко".»



В годы войны начали делать специальные белые яйца с красным крестом и датой под ним — для поднесения раненым. В 1916 г. было сделано 2000 таких яиц. В этом же году вдовствующая императрица Мария Федоровна заказала серию пасхальных яиц, украшенных красным крестом и более богатым декором. Она поднесла свой пасхальный дар тысяче раненых солдат.

Солдатам на фронтах в день Пасхи вручались красные яйца с печатным изображением Георгиевского креста четвертой степени, называемого солдатским, так как им награждались низшие чины — солдаты, матросы, унтер-офицеры. Они изготавливались на заводах М.С. Кузнецова. Была выпущена также пасхальная открытка с изображением императора Николая II в полевой форме, вручающего солдату красное пасхальное яйцо.

Пасху 1917 г. Императорская семья встретила в заточении в Александровском дворце Царского Села, где, по приказу А.Ф. Керенского, общение членов семьи было ограничено встречами за столом, значительно сократилось число приближенных, которые присутствовали на богослужении и разделяли пасхальную трапезу царской семьи. В Светлое Воскресенье Александра Федоровна «давала им фарфоровые яйца, сохранившиеся из прежних запасов. Всего было 135 человек».
Еще более печальной была последняя Пасха в жизни императорской семьи в доме Ипатьева в Екатеринбурге, где в ночь на 17 июля 1918 г. они были расстреляны большевиками.
Николай II писал о морозном и пасмурном дне Пасхи 1918 :
«По просьбе Боткина (семейного врача Романовых) к нам впустили священника и дьякона в 8 час. Они отслужили заутреню скоро и хорошо; большое было утешение помолиться хоть в такой обстановке и услышать «Христос Воскресе»… Утром похристосовались между собою и за чаем ели кулич и красные яйца, пасхи не могли достать».
Когда читаешь эти письма и дневники, пронзает дрожь и горечь от мысли о том, людей какого духа, веры и воспитания потеряла Россия.

Александр Ефременко
08.04.2018

Источник: "Письма императрицы Александры Федоровны к императору Николаю II", Книгоиздательство "Слово", Берлин, 1922 год.

Фотография: интернет источник
похожие публикации